Но затем вплоть до ноября 1910 г., когда соглашение вступило в силу, они практически остановились в росте. Зато резко подскочили банковские расходы, главную часть которых составляли выплаты по пассивам. В 1910 г. банки Петербурга израсходовали в целом 108 млн р. — на 24 млн р. больше, чем в 1909 г.

Дальнейшее обострение конкуренции грозило новыми потерями. Вопрос об установлении единых норм по пассивам встал в 1909 г., когда петербургские банки пытались договориться между собой о единых ставках в отделениях, но пришли к выводу, что без участия Москвы конвенция не будет действенной. Соответствующие переговоры велись и среди московских банкиров. Отвечая на запрос правления, отделение Русско-Китайского банка в апреле 1909 г. сообщало, что «представители московских банков неоднократно собирались для урегулирования ненормального положения в отношении процентов, платимых по пассивным операциям». Но, говорилось далее, обсуждения не привели ни к какому результату, так как среди здешних учреждений одни «находятся в исключительном положении благодаря наличности крупных вкладов. другие же страдают от отсутствия таковых».

В 1910 г. в дело вмешалось Министерство финансов. Летом

В.Н.Коковцов созвал в Петербурге совещание представителей местных банков, на котором им было рекомендовано понизить процент. Вскоре подобное предложение получили и московские банки. В газетном интервью Коковцов пояснил, что активность его ведомства е данном вопросе объясняется непосредственной заинтересованностью казны, так как при существующих ставках капиталы из государственных бумаг с твердой доходностью переливаются в частные банкир Министерство финансов, как справедливо отметил В.Я.Лаверычев. ускорило разрешение объективно назревшего вопроса о заключении олигопольного соглашения.

В августе—сентябре 1910 г. состоялось несколько совещаний представителей банков и был подготовлен проект соглашения. Окончательные условия договора были сформулированы в протоколе совещания 27 сентября, подписанном всеми петербургскими и московскими банками, а также Варшавским Коммерческим банком и двумя ведущими обществами взаимного кредита — Петербургским и Московским Купеческим.