Он открылся с капиталом 7,5 млн. р., разделенным на 37,5 тыс. акций 200-рублевого номинала. Утраченные активы бывших трех банков были списаны путем обмена ценных бумаг: за 4 акции Международного Торгового банка того же достоинства держатели получили одну, за пять Южно-Русского — две и за восемь наименее пострадавшего Орловского — 7 акций Соединенного банка.

Погашение остальных потерь было осуществлено по статье «убытков от продажи ценных бумаг», которые в «Сводном отчете» трех банков значились на сумму 4,1 млн р. В итоге проведенного «выправления» баланса удалось избавиться от части безнадежных претензий. Так, долг банкирского дома «Л.С.Поляков» с 6,6 млн р. снизился до 2,2 млн, у Персидского т-ва и Рязанского завода из задолженности списано соответственно 4,1 из 4,9 млн и 400 тыс. из 480 тыс.На многочисленные погашения был затрачен весь акционерный капитал нового банка, который, как признавало позднее правление, «существовал лишь на бумаге»176

Фактическим хозяином нового учреждения являлось Министерство финансов. Из 37,5 тыс. акций Госбанк оставил за собой 12 тыс. на сумму 2,4 млн р. Объем кредитования нового учреждения был увеличен до 26 млн р.177 Председателем правления стал бывший чиновник особых поручений при министре финансов гр. В.С.Татищев, представитель аристократического рода, близкого к царскому двору. Его родной брат, С.С.Татищев, имел придворный чин егермейстера, в 1912—1915 гг. он возглавлял Главное управление по делам печати. В начале 1900-х гг. В.С.Татищев состоял уполномоченным Министерства финансов в Харьковском Земельном банке, перешедшем в руки Рябушинских, и, следовательно, имел не только опыт банковской деятельности, но и связи с московской буржуазией. В Харькове он прослужил с июня 1901 по март 1909 г., получая относительно скромное жалованье — 6 тыс. р. в год. С Рябушинскими действовал в тесном контакте, не раз защищая их от нападок со стороны

оппозиции акционеров на общих собраниях и ходатайствуя о различных льготах для опекаемого ими банка.