Поэтому хозяевам капиталистической Москвы было выгодно повысить его размер, уменьшая тем самым процентный сбор. Кроме того, перевод внутренних ресурсов из одной статьи баланса в другую давал возможность расширить банковское финансирование по счетам залога паев — акций и таким образом использовать накопленные прибыли для привлечения дополнительных капиталов с денежного рынка. Документы, обнаруженные в ЦГИА г. Москвы, позволяют ближе ознакомиться с практикой.

Т-во мануфактур Н.Н.Коншина в 1897 г. ходатайствовало о повышении основного фонда «посредством увеличения балансовой стоимости имущества товарищества». Со времени основания фирмы в 1877 г., поясняло правление, «капитал, работающий в товариществе, как путем отчислений в запасный капитал, так и посредством усиленных список на погашение стоимости недвижимого имущества, сильно увеличился». Реальный капитал, с учетом отчислений из прибылей и чрезмерной амортизации, равнялся не 3 млн р., как он проводился по балансу, а почти 8 млн Предлагая увеличить паевой фонд до 6 млн р., что более отвечало действительной ценности предприятия, руководство фирмы приводило следующие резоны: «Для пайщиков нужны более точные сведения о размере капитала, чтобы судить, насколько правильно ведется дело. Подсчет действительного капитала товарищества важен и в смысле оценки стоимости пая, которая не может быть определяема биржевой ценой, потому что паи товарищества на бирже не котируются. Размеры основного капитала, наконец, имеют влияние на суждение о кредитоспособности предприятия». После получения разрешения от Министерства финансов правление перечислило в паевой часть амортизационного «капитала погашения» и весь запасной с выпуском новых 600 паев.

При повторной операции в 1910 г. владельцы фирмы планировали перевести из запасного капитала в основной 1,5 млн р. с доплатой за счет взносов пайщиков 500 тыс. р. и увеличить тем самым общую сумму до 2 млн р. Однако Министерство торговли и промышленности настаивало на выпуске новых бумаг, а не на простом увеличении номинала старых паев, как предполагало правление компании. Тогда стоявшие во главе дела Коншины и Кнопы повысили паевой капитал с 6 до 10 млн р., выпустив 800 новых паев, которые, впрочем, оплачивались старыми пайщиками.