В Москве, в правлении, операции доведены за недостатком средств до ничтожных сравнительно оборотов».

1906-й год для банка действительно закончился плачевно. И хотя его филиалы все же принесли 500 тыс. р. чистой прибыли, но убытки к финансированию в размере 250 тыс. р. вновь не позволили выдать акционерам дивиденд. За 1907 год была получена небольшая прибыль, но всю ее перечислили в фонд запасного капитала, а дивиденда вновь не оказалось.

По компетентному заключению Г.В.Зелинского, ликвидация банка, если не будет принято экстренных мер, являлась только вопросом времени. Предпринимавшиеся попытки привлечь к санации слабых банков иностранный капитал в этот период не давали результата. Причина отсутствия интереса у иностранных инвесторов заключалась в огромных долгах, «заморозивших» банковские активы. По оценке Комитета финансов, убытки банков к 1908 г. равнялись 20,9 млн р. при суммарном их основном капитале 25 млн.

Главным источником убытков Международного Торгового, Южно — Русского и Орловского банков являлись предприятия поляковской группы, перешедшие на их совместное с Госбанком иждивение. Еще в 1903     г. образовано было совещание в составе представителей трех банков и Московской конторы Госбанка. По замыслу его организаторов, совещание обязывалось заняться «реализацией активов тех торгово-промышленных предприятий Полякова, задолженность которых можно погасить только этим путем, и поддержанием прочих, дабы увеличить их доходность и поднять стоимость акций» 18. В правления всех компаний были введены доверенные лица трех коммерческих банков.

Принадлежавшие ранее Полякову фирмы были при этом разделены на «жизнеспособные», заслуживающие дальнейшего финансирования, и «нежизнеспособные», в отношении которых достаточным признавалось наблюдение за ведением дел. К первой группе были отнесены Т-во для торговли и промышленности в Персии и Средней Азии, Московское Лесопромышленное т-во (700 тыс.), Московское Т-во резиновой мануфактуры (530 тыс. р.) и О-во Рязанского завода сельскохозяйственных машин (500 тыс. р.).