Товарные операции филиалами велись в основном с хлебом, ссудами под залог которого крупнейшие банки заинтересовались после экономического кризиса начала XX в., и хлопком как главным видом сырья для промышленности региона. Отмеченный нами выше интерес ряда московских банков к развитию товаро-ссудных и товаро-комиссионных операций не в последнюю очередь был обусловлен конкуренцией со стороны московских филиалов петербургских банков. В 1909 г. отделение Русского Торгово-Промышленного банка докладывало правлению, что «ввиду обилия денег и недостатка в первоклассных векселях почти все банки начинают интересоваться ссудами под товар. В Гавриковом переулке уже открыто три банка и открываются Сибирский Торговый и Соединенный. Хлопка же как материала для ссуд ищут все банки». Для более масштабных операций банки строили собственные товарные склады.

Товарные кредиты постоянно сохраняли притягательную для петербургских банков силу, конкурируя, и не без успеха, с другой основной

операцией — сделками с биржевыми ценностями. Так, от администрации своего филиала руководители Русско-Азиатского банка осенью 1912 г. потребовали сократить фондовые счета ввиду того, что «в настоящее время капиталы требуются для других целей, главным образом для хлебных операций»322 По оценке биржевой прессы, московские отделения петербургских банков в разгар хлебной кампании 1912 г. выдавали под зерно около 9—10 млн р.

Наибольшим влиянием в московском районе пользовались Русско- Азиатский, Международный и Азовско-Донской банки. Основной сферой интересов Русско-Азиатского являлось участие в комиссионной торговле хлопком и продуктами его переработки через подчиненную ему фирму Вадьяевых и перекупленное у Кнопов Андреевское т-во.

Торговый дом Вадьяевых являлся одним из крупнейших хлопковых предприятий среднеазиатского региона. Ежегодно он закупал сырья на 25—26 млн р., владея девятью хлопкоочистительными заводами в районе Ферганы и маслобойней в Коканде, стоимость которых достигала 3 млн р.