Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что по структуре основных активов они занимали промежуточное положение между банками провинции и Петербурга.

У последних ведущее место в активах заняли операции с ценными бумагами. В сделки с ценными бумагами петербургские банки вкладывали около двух третей активов, тогда как московские — примерно половину (47%), а провинциальные — лишь одну треть.

Тем не менее интерес московских банков к биржевым ценностям в годы подъема вполне определился и приобрел устойчивый характер. Существующая в литературе оценка деятельности банков Москвы в 90-е гг., согласно которой они «значительно увеличили вексельные кредиты и в меньшей степени операции с ценными бумагами», нуждается в корректировке. Дело в том, что И.Ф.Гиндин использовал данные балансовой статистики, которая, как мы уже отмечали, занижает объем операций по сравнению с данными оборотов за год.

Для сравнения приведем данные балансов об операциях российских банков на 1 января 1900 г. Наиболее существенное расхождение обнаруживается по статье «покупка бумаг». Если, по данным оборотов, банки Петербурга и Москвы затрачивали на это соответственно 39 и 12,4% основных активов, то по балансам — лишь 14,5 и 7,8%.

О соотношении сил внутри московской группы банков в 1899 г. дает представление таблица 3 (см. Приложение). Как следует из ее данных, ведущим банком группы оставался Купеческий, объем операций которого достигал почти половины от общего итога всех четырех банков. На второе место выдвинулся Московский Международный Торговый банк. Хотя его ресурсы уступали всем остальным, по масштабу активных операций он далеко опередил Учетный и Торговый банки. Оба последних имели сходную с Купеческим структуру активов, в которых сделки с ценными бумагами преобладали над традиционным вексельно-подтоварным кредитом. У Международного Торгового банка, имевшего в отличие от трех названных обширную сеть отделений в провинции, на первом месте находились вексельно-подтоварные ссуды, с которыми работали филиалы.