Летом 1908 г. было заключено соглашение Госбанка и частных кредиторов, по условиям которого Харитоненко закладывал в Дворянском банке свою недвижимость с оценкой 25 млн р. (земля при девяти сахарных заводах, стоившая, по оценке самого Харитоненко, 41 млн р.), а кредиторы создавали Комитет по надзору за ходом его дел и обязались снабжать фирму оборотными средствами по учету финансовых векселей на сумму до 2,2 млн р. Московскую сторону в комитете представляли управляющий Петербургской конторой Купеческого банка А.И.Исаев и лидер Торгового банка А.Н.Найденов.

В 1909 г. соглашение, срок которого был установлен в один год, решено было продлить еще на год с условием получения из Дворянского банка ипотечной ссуды для погашения долга фирмы коммерческим кредитным учреждениям. Однако в начале 1910 г. Харитоненко обратился в Министерство финансов с предложением покрыть полностью долг акционерным банкам из ипотечной ссуды, чтобы консолидировать все свои счета в Госбанке, которому в этом случае он оставался должен еще около 6 млн р.

Госбанк принял это предложение, исходя из того, что в этом деле «займет самостоятельное положение и не будет связан с меняющимися и иногда трудно примиримыми интересами частных банков».

На заседании совета Госбанка в феврале 1910 г. его управляющий

A.В.Коншин    в качестве одной из причин удовлетворения ходатайства Харитоненко назвал то обстоятельство, что освобождение от пролонгации долгов частным банкам для Харитоненко имеет большое значение в смысле «приобретения независимого положения при конкуренции со своими кредиторами-банками в сахарной торговле». В итоге Госбанк остался единственным кредитором фирмы, а окончательный расчет был произведен в начале 1915 г. наследниками скончавшегося в 1914 г. П.И.Харитоненко. Таким образом, в деле с Харитоненко частные банки выступали в роли подручных Госбанка, проводившего политику поддержки крупнейших фирм, и были устранены в результате его сговора с предпринимателем.

В период предвоенного экономического подъема московские банки участвовали в «спасении» ряда текстильных фирм, одной из причин спада деятельности которых стал переход к банковскому финансированию.