Благодаря сотрудничеству с парижским банком было технически переоборудовано ведущее предприятие промышленной группы московского партнера, в громадной степени выросла его собственная финансовая мощь, налажены контакты с представителями европейской финансовой элиты. Как только договорные отношения перестали приносить банку ощутимую пользу, Татищев решительно порвал с Парижским союзом и переориентировался на сотрудничество с другими финансовыми группами.

Нам осталось рассмотреть вопрос о взаимоотношениях банка с группой патронируемых предприятий. К 1914 г. Татищев и подчиненные ему банковские директора и члены совета входили в состав правлений 14 акционерных компаний, в том числе шести промышленных, трех железнодорожных, двух торговых и двух по владению недвижимостью, а также одного страхового общества. Большинство предприятий перешло от банков Полякова или продолжало контролироваться его семейством. Сам В.С.Татищев возглавлял пять компаний и еще в трех являлся членом правления. Под его непосредственным надзором находились «Богатырь», Персидское т-во, московские Домовладельческое и строительное о-во и Лесопромышленное т-во, а также созданное перед войной Витебское акционерное о-во по продаже льна. Лидер банка входил также в правления Московского о-ва для сооружения и эксплуатации подъездных железнодорожных путей, остававшегося под контролем клана Поляковых, и, кроме того, Петербургского о-ва электрических сооружений и Русского страхового о-ва. В последних двух он участвовал совместно с представителями Бельгийского Генерального о-ва и петербургскими дельцами, связанными с Сибирским Торговым и Русским Торгово-Промышленным банками.

С помощью группы русских директоров — Ф.В.Ромера, А.В.Леви,

А.Р.Менжинского и А.Г.Попова — контролировались три старых

клиента: О-во Чернавских писчебумажных фабрик, О-во Рязанского завода сельскохозяйственных машин и О-во пивоваренного завода наследников Ф.Боте.

Клан Поляковых в Соединенном банке отошел на второй план.