Русско-Азиатский банк дорожил этим делом, отстояв его в 1910 г. от притязаний со стороны Сибирского Торгового. Потеляхову тогда был обещан постоянный кредит в размере 500 тыс. р., а взамен он дал обязательство «во всех своих делах отдавать предпочтение нашему  банку».

Однако спустя два года хозяевами его фирмы стали Кнопы. Обстоятельства перехода этого дела под их контроль не совсем ясны. Судя по данным М.И.Вексельмана, к этому времени их связывали тесные кредитные отношения. В 1910/11 финансовом году торговый дом совместно с Купеческим банком финансировал Потеляхова на 6,1 млн р., а в следующем году — уже на 11,3 млн. Возможно, между Русско- Азиатским банком и Кнопами был произведен размен: московская фирма в 1911 г. уступила контрольный пакет паев своего Андреевского т-ва номинальной стоимостью 1,8 млн р. петербургскому банку, который начал энергично внедряться в производство хлопкового масла. Этим, очевидно, и объяснялся его интерес к компании, у которой маслобойное производство являлось профилирующим. Москвичи же получили хлопкоочистительное дело Потеляхова и сконцентрировали свою деятельность в Туркестане на поставках очищенного хлопка фабрикантам Центрального района.

Новую свою фирму Кнопы в 1912 г. реорганизовали в товарищество, приняв основной пакет паев. На первом общем собрании акционеров торговый дом представил 6,2 тыс. паев на сумму 1555 тыс. р. Из общего их количества 8 тыс. на 2 млн р. Т-во Р.Ш.Потеляхова стало основным предприятием наследников Л.Г.Кнопа в хлопкоторговле и главным клиентом Купеческого банка в данной отрасли. Тот финансировал компанию на очень крупную сумму — до 7—9,5 млн р., заполучив одно место в правлении, которое занял представитель Кокандской конторы, и половинную долю комиссионной продажи хлопка.

Сырьем снабжались старые клиенты из числа текстильных фабрикантов Москвы. В начале 1914 г. 45 хлопчатобумажных фирм получили бланковый кредит «на предмет могущих состояться комиссионных продаж хлопка».