С его открытием контакты Рябушинских с петербургскими финансистами значительно расширились. Для придания своему заведению большего веса в деловых кругах московские миллионеры приобрели респектабельное здание на Невском проспекте за 1 млн р., в котором разместилось отделение Московского банка149. Была ими предпринята и попытка приобрести влияние на Русский для внешней торговли банк. В 1913—1914 гг. отделение приобрело его акций на сумму около 1 млн р., но затем почему-то приостановило операцию.

У петербургских партнеров покупались интересующие Рябушинских промышленные бумаги. По имеющимся данным, в 1912 г. Международный банк уступил Московскому 1,4 тыс. акций нефтяного о-ва «Эмба-Каспий», а Русско-Азиатский — 3 тыс. акций Русской Генеральной нефтяной корпорации. К 1913 г. в портфеле Московского банка находилось 9450 акций о-ва «Эмба-Каспий» на 80,5 тыс. р. и 6236 акций золотопромышленной компании «Лена-Голдфилдс» на 174,6 тыс. р., перешедших к нему, очевидно, в результате синдикатских операций и покупок у петербургских банков.

Возможно, Рябушинскими проводились и самостоятельные закупки данных бумаг на английском денежном рынке, который в канун войны переживал подлинный бум интереса к делам, связанным с разработкой природных богатств России. Среди архивных документов Московского банка сохранились депеши, адресованные правлению неким Хинглессом, который сообщал из Лондона о биржевых курсах акций «Эмба-Каспий», «Лена-Голдфилдс», Кыштымской горной корпорации и др.

Налаженные контакты с Международным и Русско-Азиатским банками получили дальнейшее развитие в области железнодорожного грюндерства, ставшего в условиях предвоенного подъема настоящим «золотым дном» для российских финансистов.

В начале 1914 г. Московский банк в союзе с Купеческим пригласил петербургских банкиров к участию в эмиссии акционерного и облигационного капиталов проектируемого О-ва Саратовско-Александровской ж.д.