По условиям проведенной в 1912 г. по инициативе банка-патрона реорганизации фирмы в паевое товарищество Вадьяевы передали компании все заводы, получив за них на 1,5 млн р. паев нового товарищества и на ту же сумму — паи Андреевского т-ва. Осведомленные чиновники Госбанка отмечали, что обе компании «на свои средства существовать не могут и работают исключительно при финансовой поддержке Русско-Азиатского банка». Только в течение 1912  г. по распоряжению его правления им было предоставлено 15 млн р.326. Для достижения решающего влияния в маслобойной промышленности Русско-Азиатский банк приобрел в 1913 г. еще одно предприятие — «Салолин», владевшее маслобойными заводами в Нижнем Новгороде и Петербурге. Основной капитал общества был удвоен — с 3,5 до 7 млн р., «Салолину» были переданы 1,8  тыс. паев Андреевского т-ва из депо банка. Все три предприятия, соединенные системой участий, находились под управлением главы московского филиала банка А.А. де Сево.

Кроме того, банк, напомним, приобрел у прежних московских владельцев Лесопромышленное т-во, а также основанное в 1908 г. Средне-Азиатское нефтепромышленное и торговое о-во  г. акционеры санто во главе с И.Д.Морозовым обязались передать Русско-Азиатскому банку контрольный пакет акций общества в размере 500 тыс. р. Из 1 млн р. основного капитала. Затем банком был создан синдикат для выпуска новых, акций на 1 млн р., основная часть которых в итоге также перешла в его портфель.

С целью упрочения позиций среди местных фабрикантов в его совет в 1910 г. был приглашен один из видных представителей хлопчатобумажной отрасли, хозяин знаменитой Трехгорной мануфактурь: Н.И.Прохоров. По аттестации руководства московского филиала банка Путилова, такой авторитетнейший предприниматель Москвы «может оказать при желании большую пользу нашему отеделению»329 В совет банка вошел также Н.К. фон Мекк, глава О-ва Московско-Казанской ж.д., в правлении которого должность директора занимал сам А.И.Путилов.