У московских предпринимателей Путилов пользовался репутацией первого русского, предпринявшего в крупных масштабах производство рельсов нового типа, железных со стальной головкой, по методу, предложенному им же. К 1875 г. на заводе Путилова было изготовлено около половины всего «внутреннего рельсового производства России».

В апреле 1873 г. три московских кредитных учреждения — Купеческое общество взаимного кредита, Торговый банк и Общество коммерческого кредита — приняли предложение Н.И.Путилова о займе в размере 1,4 млн р. под 32 тыс. акций О-ва Путиловских заводов номинальной стоимостью 4 млн р. при акционерном капитале 5 млн р., причем акции компании, находившейся в стадии организации, не предназначались для эмиссии на бирже, а поступили в собственный их портфель. Купеческое общество и банк Найденовых выделили в ссуду по 465 тыс. р. сроком на 2 года, а довольно слабая компания коммерческого кредита — даже 470 тыс. При этом помимо ссудного процента участники объединения выторговали право на 250 тыс. р. комиссии.

Казалось, «московский синдикат», как его стали называть, надежно застраховался от неожиданностей: в совет и правление Путиловского общества введены его представители, произведен подробный осмотр заводов в Петербурге за Нарвской заставой, оцененных экспертами в 1,5  млн р. Но затем наступило разочарование. Заводы еще не были пущены на полный ход, и общество несло сплошные убытки. К тому же по требованию казны — основного потребителя продукции — пришлось перейти с производства железных рельсов на стальные, что потребовало строительства нового завода, обошедшегося фирме в 300 тыс. р.

Вместо платежей по срочным обязательствам кредиторам предлагались новые векселя с заверением, что предприятие работает, «обещает дать дивиденд». В расчете на рост биржевого курса акций компании участники синдиката в 1874 г. выдали Путилову еще 400 тыс. р. Когда же наступил час платежа в июне следующего года, тот заявил, что не может выплатить капитальный долг, и запросил отсрочки.