В период предвоенного подъема регулярные торгово-промышленные кредиты, которым московские банкиры всегда уделяли первостепенное внимание, были дополнены операциями с ценными бумагами, в числе которых наиболее распространены были акции и облигации акционерных компаний.

Внутри московской группы выделилось при этом два типа банковских учреждений. Четыре крупнейших — Купеческий, Соединенный, Московский и «И.В.Юнкер и К°» — в 1913 г. сосредоточили около 80% капиталов и пассивов и более 85% активов от общемосковского итога семи коммерческих банков. В структуре банков-лидеров ярче всего проявились отмеченные тенденции к возрастанию объема и удельного веса операций с биржевыми ценностямиБанки этой группы имели собственные отделения в Петербурге и совершали операции на обеих ведущих фондовых биржах страны — Петербургской и Московской. Примечательно, что если в начале 1900-х гг. московские банкиры отказались войти в интервенционный синдикат петербургских банков, то в 1912 г. они приняли прямое участие в организации нового биржевого «Красного креста», как называли объединение банков в биржевой прессе. Переговоры о его создании петербургскими финансистами велись с представителями тамошних отделений московских банков. Стороны договорились «противодействовать понижательным маневрам биржевых спекулянтов и держать на соответствующем уровне цены на дивидендные бумаги». Все четыре московских гранда вошли в состав синдиката, в котором их лидеру — Купеческому «как одному из крупнейших банков» было предоставлено участие в размере 1750 тыс. р. из 30 млн предполагавшихся затрат.

Когда год спустя, осенью 1913 г., в связи с «угнетенным положением биржи» финансовое ведомство предоставило петербургским участникам синдиката крупную ссуду, московские банкиры сочли себя несправедливо обойденными. В биржевой прессе была поднята кампания против дискриминации «банковой Москвы», которая, как писали в газетах, «играет на бирже охотно и хорошо» и потому имеет все права на участие в ссуде. Биржевой авторитет московской «большой четверки» к тому времени был общепризнан.