Все они вошли в правление, однако реальное руководство фирмой осуществляли А.Н.Найденов, наблюдавший за делом в Москве, и приглашенный учредителями известный нефтепромышленник П.О.Гукасов, который распоряжался промыслами в Баку. Оба они имели право выступать от имени всего правления, обязуясь лишь держать его в курсе своих решений. О кредитных отношениях нефтяной фирмы с Торговым банком известно лишь, что ее паи закладывались А.А. и Г.А.Найденовыми, С.В.Прохоровым и служащим Прохоровых Н.Ф.Беляевым.

С промышленной клиентурой, не входившей в группу Найденовых, отношения строились по общей для «старых» банков Москвы схеме финансирования под залог паев. На 1 января 1904 и 1905 гг. под паи и акции промышленных предприятий банк выдал соответственно 5,3 и 6,5     млн р. что составляло 35 и 46% всех ссуд под негарантированные бумаги. Наибольшим кредитом пользовался Н.И.Прохоров, состоявший с Найденовыми в Московско-Кавказском т-ве. В 1908 г. он купил пакет паев Т-ва Ярославской Большой мануфактуры и от себя лично, а также через Т-во Трехгорной мануфактуры заложил 265 паев номинальной стоимостью 1345 тыс. р., получив в ссуду около 1750 тыс. р., т.е. на 400 тыс. больше залоговой цены, что крайне редко встречалось в практике московских банков.

Т-во мануфактур Ясюнинских, имевшее своего представителя в совете банка, заложило в нем 126 паев фирмы на 587 тыс. р. Пайщики Т-ва мануфактур П.М.Рябушинского с сыновьями представили в банк 250 паев фирмы номинальной стоимостью 500 тыс. р. с кредитом 300 тыс. р. В значительном масштабе банк финансировал также Т-во Богородской фабрики Ф.Елагина сыновей. В 1901—1908 гг. от владельцев фирмы принималось от 190 до 350 паев с кредитом 250—650 тыс. р. Ссудами до 100 тыс. р. под паи пользовались текстильные фабриканты А.С.Балашов, М.С.Сидоров, Н.В.Демидов, Е.Е.Классен.

Аналогичной политики финансирования придерживалось и Московское Купеческое общество взаимного кредита, хотя под влиянием экономического кризиса и событий революции 1905—1907 гг. в нее были внесены существенные коррективы. Общество, как мы видели, понесло убытки от крахов Мамонтова и Алчевского. Еще более серьезный удар его постиг в 1906 г., когда группой эсеров-боевиков было совершено ограбление кассы взаимного кредита, в результате которого был похищен без малого 1 млн р.