Операции велись «в полном единении» с местными филиалами Соединенного банка в Бухаре и Коканде. Разветвленная сеть контор и комиссионерств фирмы использовалась ими для расширения состава клиентуры, а банк со своей стороны финансировал компанию в необходимом объеме: если в 1909—1910 гг. сумма кредитов Персидскому т-ву держалась на уровне 1—2 млн р., то в канун мировой войны она составляла уже 10 млн. При содействии фирмы банк начал развивать в крае свои традиционные  и новые виды операций.

В Средней Азии банк подчинил своему влиянию еще одну хлопкоторговую фирму. В 1910 г. совместно с Азовско-Донским он заключил соглашение с Туркестанским сельскохозяйственным и промышленным т-вом о финансировании ежегодно на 360 тыс. р., получив взамен право ввести в его правление своих представителей. Банкам была гарантирована комиссионная продажа всего закупаемого фирмой хлопка и сахара, производство которого являлось вторым направлением в деятельности товарищества. С Соединенным банком оно было связано

также через Персидское т-во, которое было его крупным кредитором.

Соглашение о финансировании Туркестанского т-ва двумя банками

действовало до начала воины.

В Прибалтике банк Татищева патронировал несколько предприятий, доставшихся ему от Балтийского Торгово-Промышленного банка в Ревеле. Хозяином его московский банк стал в качестве преемника Международного Торгового. В 1909 г. Балтийский банк объявил ликвидацию, после чего с баланса Соединенного был списан весь пакет акций на 200 тыс. р., а затем на основе бывшего ревельского банка открыто собственное отделение. Оно наблюдало за положением дел О-ва писчебумажных фабрик Иогансона, химических заводов Р.Майера и Балтийской бумагопрядильной мануфактуры, открыв им корреспондентские счета. Первые два сначала возглавил В.С.Татищев, уступивший затем пост председателя правлений П.Г.Дарси.

О покупке у банка компании Р. Майера в 1912 г. вел переговоры московский банкирский дом «И.В.Юнкер и К°», но к успеху они не привели.