Впоследствии круг клиентов по данной операции непрерывно расширялся. К началу 1890-х гг. под залог бумаг своих фирм кредитовались Кнопы, Найденовы, Барановы, Сапожниковы, фирма Стукен, владельцы паев Т-ва мануфактур Разоренова и Кормилицы-

на, Миндовского и Бакакина, Т-ва шелковой мануфактуры. Однажды открытый кредит обычно регулярно продлевался и приобретал характер долгосрочного, будучи относительно небольшим по абсолютным размерам — до 300 тыс. р. О значении данного вида кредитов для московских промышленников речь пойдет ниже, отметим пока, что приведенные сведения дают основания говорить об узкой группе клиентов, пользовавшихся банковским кредитом на льготных условиях.

Для Московского Учетного банка его хозяева избрали область финансирования внешнеторговых операций, в развитии которых были непосредственно заинтересованы. Его задачей при открытии действий объявлялось установление прямых, минуя Петербург, «торговых сношений Москвы с Европой». Администрация банка в 1872 г. так сформулировала свою задачу: «Ввиду значительного увеличения в Москве новых банковских учреждений мы старались усилить наши сношения с заграничными банками, приобрести их доверие и тем усвоить для себя особую. сферу деятельности. Развивая посредством этих сношений курсовые и комиссионные операции, мы желали насколько возможно предотвратить для Учетного банка те последствия, которые могут возникнуть от конкуренции многих банков, действующих в одном районе и в одном и том же направлении».

В течение 1872 г. банк учел векселей на 22,2 млн р., выдал ссуд под ценные бумаги и приобрел их в свой портфель на 27,5 млн р., а на покупку иностранных переводов и векселей (тратт) инвестировал

37,8 млн р. Неполно сохранившиеся отчеты банка все же позволяют сделать вывод о том, что приоритет операций с иностранными банкирами в деятельности Учетного банка сохраняется вплоть до начала XX в. Эти сделки не приносили больших барышей. Так, в 1872 г. по учету векселей было получено 1,1 млн р. прибыли, а от курсовых операций — всего 106 тыс. р. Заинтересованность банка в подобных операциях объясняется, очевидно, тем, что они «обслуживали потребности» его хозяев.