Наладив работу отделений за счет казенных средств, правление не заботилось о привлечении постоянной торгово-промышленной клиентуры в Москве. Из отчета за 1898 г. следует, что на вексельно-подтоварные кредиты, служащие формой кредитования торгово-промышленного оборота, правлением было затрачено всего 15 млн р., тогда как на курсовые операции и по корреспондентским счетам с другими кредитными учреждениями — 112,5 млн р.

Политика банка в Москве строилась применительно к потребностям банкирского дома Полякова, игравшего роль держательской компании этой группы: при капитале 5 млн р. он являлся собственником ценных бумаг на сумму в 40 млн, причем большинство из них представляли собой акции различных поляковских компаний. Бесконтрольное хозяйничанье финансиста стало возможным благодаря тому обстоятельству, что в России деятельность частных банкиров была окутана густым покровом «коммерческой» тайны. В отличие от акционерных банков, они не были обязаны публиковать свои отчеты и балансы. С.Ю.Витте, вступив на пост министра финансов, в 1894 г. утвердил за своим ведомством право проводить ревизии банкирских домов и требовать сведения об их деятельности, но законодательно операции частных банкиров так и не были регламентированы.

Поэтому Поляков мог использовать совершенно авантюрные приемы.

Идея эта заинтриговала Полякова, контролировавшего специальную компанию по строительству небольших железнодорожных ветвей — Московское о-во для сооружения и эксплуатации железных

подъездных путей в России. Учрежденное в 1893 г., это общество в конце XIX в. имело .основной капитал 2 млн р., причем почти все его акции находились у банкирского дома Полякова. С самого начала оно было связано с Международным Торговым банком, обязавшись переводить туда все свои свободные суммы®.

Перспектива развить свой железнодорожный бизнес привлекла Пот лякова. Акции О-ва Томашевской ж. д., основанного в 1899 г. с капиталом 3 млн р., были поделены поровну между польской и московской группами, причем Замойский и Поляков подписались на 12 тыс. акций каждый из общего их количества 30 тыс. и оба вошли в правление, которое находилось в Москве.