Госбанк, писал он, не может взять на себя эту функцию, так как «практика показала, что промышленные ссуды Госбанка путем постоянных пересрочек неизменно обращались в долгосрочные и, таким образом, иммобилизовывали средства банка». Он констатировал, что долгосрочный кредит не соответствует и характеру акционерных коммерческих банков, оперирующих с краткосрочными вкладами, «причем на практике, — заключал министр финансов, — и эти банки ныне совершенно отказываются от финансирования промышленных предприятий после довольно печального по своим результатам опыта»!.

Лучшим выходом для устройства долгосрочного промышленного кредита Коковцов считал создание специализированного банка. Тимирязев с ним согласился и вскоре созвал межведомственную комиссию для обсуждения представленного проекта, но четкого решения так и не было принято. Между тем проект был опубликован отдельной брошюрой? в качестве основного довода в пользу организации банка выдвигалось соображение о возможности привлечь иностранный капитал, нуждавшийся после кризиса начала XX в. в посреднике для гарантии инвестиций в промышленные ценности. Публикация вызвала бурную полемику на страницах петербургских экономических и биржевых журналов по поводу перспектив создания промышленного банка, но до реальных шагов по его организации дело не дошло.

В Москве же, по сообщениям прессы, заинтересовались проектом, сулившим решить болезненный вопрос «о промышленном кредите долгосрочного характера», причем сюжет о привлечении иностранного капитала местными предпринимательскими кругами был оставлен в стороне. На их взгляд, данный банк мог вести и другую, близкую интересам московской буржуазии операцию — выдавать ссуды под залог не котирующихся на бирже паев и акций промышленных компаний. Группой предпринимателей был подготовлен практический устав банка, однако и на этот раз замысел не был осуществлен.

Еще раз перед Первой мировой войной вопрос о промышленном банке дебатировался на очередном совещании в 1912 г. по поводу правил выпуска облигационных займов.