Единственное, что мог предложить Верстрат, это пойти на официальную их ликвидацию с погашением его группой «замороженных» активов. Конкретные предложения содержал приложенный к письму «Проект соглашения» между Северным и Азовско-Донским банками, которые договорились принять отделения трех «поляковских» банков и одновременно ликвидировать все их неподвижные активы. Министерство же финансов, не допуская в течение пяти лет открытия новых кредитных учреждений в пунктах, где находились принятые ими отделения, должно было выступить на защиту их интересов. На погашение неликвидных активов участники соглашения выделяли всего 6 млн р. «Если же их окажется недостаточно, — отмечалось в проекте, — то остальная сумма должна быть ссужена Государственным банком». Комбинация носила столь хищнический характер, что даже благоволивший к французской группе Тимашев возмутился. «Препровожденный проект. — резко заявил он, — не только представляется вовсе неприемлемым, но что я даже не нахожу возможным входить в какие бы то ни было переговоры на почве этого проекта. Я не ожидал, чтобы два первоклассных банка могли войти с предложением, столь явно не соответствующим интересам Госбанка».

В адресованной М.Верстрату телеграмме от 12(25) июня 1907 г. один из руководителей Банка Парижского союза подводил итог переговорам: «Я видел вчера г-на Каменку, и мы сошлись во мнении не заниматься позицией Тимашева сверх меры: мы отложили дело до лучших времен. Времена эти настали только после коренной реорганизации 17,5     млн р., оставив новому банку 7,5 млн р., оздоровить, таким образом, активы и выдать приличный дивиденд с тем, чтобы «привлечь в это дело капиталы как русские, так и иностранные.» Действия нового банка намечалось открыть 1 июля 1908 г.

Инициаторам слияния пришлось выдержать бой с группой мелких акционеров, которые выступили против комбинации, грозившей обесценить их акции. С помощью хитрого трюка руководителям трех банков удалось заполучить абсолютное большинство голосов на состоявшихся в мае 1908 г. собраниях акционеров.