Прочно обосновались в первопрестольной и Русский для внешней торговли банк вместе с Сибирским Торговым. Первый имел давние контакты с фирмой Вогау, от имени которой в начале XX в. в его правлении заседал доверенный «московских немцев» В.Ф.Гувале. «Руссенбанк», как называли его в деловой прессе, намекая на близость с германскими финансистами, завладел также крупным пакетом акций Т-ва Московского металлического завода, в котором решающие позиции принадлежали основателю дела Ю.П.Гужону и тем же Вогау. К собранию акционеров товарищества в декабре 1906 г. петербургский банк представил 6,3 тыс. акций из общего количества 18,2 тыс., тогда как непосредственный руководитель фирмы Гужон — 4632 акции.

Как отмечалось в составленном в Госбанке досье фирмы, в начале 1900-х гг. Гужон предпринял крупное техническое переоборудование предприятия и создал специальное листопрокатное отделение для производства жести по английскому образцу. С этой целью предполагался облигационный заем на 3 млн р., но в условиях кризиса он не был выпущен. Для покрытия произведенных значительных расходов Гужон «вынужден был воспользоваться (путем уступки части собственных паев) финансовой поддержкой в значительной сумме со стороны торгового дома Вогау и К°, один из наиболее крупных участников которого, Г.М.Марк, являлся самым влиятельным директором правления товарищества, и Русского для внешней торговли банка, «управляющий Московским отделением которого Н.Ф.Киршбаум состоит директором правления товарищества»®. Последний, подчеркивали чиновники Госбанка, «обязал товарищество все денежные операции и учет векселей производить почти исключительно через его посредство, взимая значительные суммы за комиссию». По имеющимся данным, банк в течение 1908—1911 гг. субсидировал фирму Гужона на 1,2 млн р., для контроля за расходованием кредитов в правление в конце 1908 г. и был введен Киршбаум, руководитель Московского филиала и член совета «Руссенбанка».