Дальнейшее развитие в годы подъема получил наметившийся ранее процесс выделения из числа фирм, принимавших участие в банках, лидеров, которые взяли бразды банковского правления в свои руки. В Учетном и Торговом укрепились позиции прежних лидеров — Вогау и Найденовых, в Купеческом условия стали диктовать хлопчатобумажные короли» Кнопы.

Участие Кнопов в Купеческом банке, руководящее ядро которого составляли фабриканты и торговцы мануфактурой, объясняется той заметной ролью, какую играла эта фирма в российской текстильной промышленности. Основатель ее Л.Г.Кноп, «бременский уроженец», приехал в Россию в начале 1840-х гг., несколько лет до этого проработав в английской фирме Де Джерси (De Jersey), специализировавшейся на экспорте в Россию бумажной пряжи и ткацких станков. Используя связи с этой фирмой и имея в ней значительное влияние после финансового краха Де Джерси в 1847 г., а также наладив контакт с другой английской компанией по производству текстильного оборудования — «Братья Платт», Кноп стал фактически главным посредником между московскими мануфактуристами и английскими поставщиками полуфабрикатов и машин.

В 1852 г. Кноп принял российское подданство и был зачислен в московское 1-й гильдии купечество, основав собственную фирму — торговый дом «Л.Кноп». Архив фирмы не сохранился, но, по имею

щимся данным, только за 1861 г. торговый дом ввез в Россию через Петербургский порт товаров на 8,7 млн р. и по сумме товарооборота занял первое место среди российских внешнеторговых компаний. Кнопы обеспечивали своих клиентов хлопком через открытые отделения в Нью-Йорке (1858) и Бомбее (1864). Станками «от Кнопа» были оборудованы десятки текстильных фабрик, торговый дом снабжал также промышленников кредитами, сначала от имени своих английских партнеров, а затем самостоятельно, открыв банкирскую контору в Москве. В 1877 г. по случаю 25-летия торгового дома Л.Г.Кноп за заслуги перед российской промышленностью был пожалован в «баронское Российской империи достоинство».