Главным итогом созванного Иващенко совещания стало принятие решения о создании банковского объединения (консорциума), проект которого возник в Московском Биржевом комитете еще до приезда представителя Министерства финансов. По замыслу московских финансовых тузов, консорциум призван был на какое-то время заменить частнобанковский кредит и тем самым помочь выжить фирмам солидным, но «не находящим содействия со стороны частных банков». Руководить синдикатом и гарантировать его затраты на сумму до 50 млн р., по общему мнению участников совещания, должен был Государственный банк. Московские банкиры рассчитывали таким образом законсервировать на время активные операции, а спасение торгово — промышленной клиентуры переложить на плечи Госбанка.

И это им вполне-удалось. Иващенко своей властью разрешил двум слабым поляковским банкам — Международному Торговому и Южно- Русскому — кредитоваться в местной конторе Госбанка под весь имеющийся у них нереализованный вексельный портфель на сумму около 1 млн р. Одновременно были выданы ссуды под векселя одиннадцати ведущим текстильным фирмам Московского района, ранее удовлетворявшим потребность в кредите преимущественно за счет частных банков. Теперь их заменил Госбанк, выдав в общей сложности 7,5     млн р. В отчете о поездке в Москву Иващенко объяснял столь крупные субсидии необходимостью «для успокоения московского купечества дать осязательные доказательства готовности правительства сделать все зависящее для облегчения торговли и промышленности в настоящее чрезвычайное время».

Деньги для «успокоения» капиталистической Москвы нашлись, несмотря на то, что царизм в этот период переживал острейший финансовый кризис и балансировал на грани государственного банкротства, вымаливая 100-миллионный заем у французских банкиров®. Стоит отметить, что другим группам российской буржуазии царское правительство не смогло оказать столь же широкой помощи. Несмотря на ходатайства польских фабрикантов, Госбанк не пошел на организацию в Варшаве банковского консорциума наподобие московского.