Поскольку принудительная продажа бумаг, обеспечивавших ссуды Полякова, в том числе и акций его банков, могла повредить проектируемому слиянию, Совет Госбанка в начале 1908 г. решил вновь повременить с развязкой дела. Комитет финансов, куда Коковцов в очередной раз направил дело о долгах Полякова, в феврале 1908 г. постановил «порядок ликвидации передать на усмотрение министра финансов», т.е. самого Коковцова.

Лишь после образования Соединенного банка Министерству финансов удалось, наконец, погасить обременительный долг, приступив в начале 1909 г. к продаже акций «небольшими партиями и с перерывами» на вновь оживившейся бирже. После того как Совет Госбанка в июне 1909 г. постановил начать реализацию заложенных бумаг, и в первую очередь Московского и Ярославско-Костромского земельных :анков, Поляков вновь попытался спасти свою фирму. Он обратился в министерство с ходатайством о рассрочке уплаты долга и приостановке продажи бумаг банкирского дома.

В докладе царю по этому поводу 4 сентября 1909 г. Коковцов признал «ненормальное положение», сложившееся с долгом Полякова, который «остается пока номинальным собственником разных акций», и в результате «заведомо несостоятельный должник направляет деятельность крупных промышленных дел». Министр финансов настаивал на отказе в ходатайстве и скорейшей реализации бумаг банкирского дома, поскольку «задолженность Полякова является одною из самых тяжелых статей банковских  активов, обращающей на себя внимание в прессе и в финансовых кругах».

Согласно резолюции Николая II, дело было передано в Совет министров, который в октябре 1909 г. констатировал, что «деятельность банкирского дома признана компетентными правительственными органами имеющей явно спекулятивный характер и что Госбанк, затратив огромные суммы на предотвращение несостоятельности Полякова, фактически принял на себя его обязательства и вступил в распоряжение имуществом банкирского дома, стоимость которого далеко не покрывала произведенных Госбанком за счет Полякова выдач». Стремясь как можно быстрее избавиться от этого приобретавшего скандальный характер дела, Совет министров поручил Коковцову «озаботиться скорейшей реализацией находящегося в залоге Госбанка движимого и недвижимого имущества Полякова».