Татищев первоначально договорился с Парижским союзом о преобразовании мануфактуры во Франко-русское о-во «Резина» с увеличенным с 2 до 5 млн р. основным капиталом. Прежние пайщики должны были получить паев фирмы не более чем на 200 тыс. р., пакет в 1 млн р. брал Соединенный банк в погашение ссуды, а остальные паи предполагалось передать парижскому банку для эмиссии, который обязался также выделить технический персонал для модернизации производства.

Однако вскоре Татищев изменил план. Акционерам компании б октябре 1910 г. он сообщил, что «первоначальное предложение о вступлении иностранной группы видоизменилось, и в настоящий момент речь идет лишь о приобретении группой части дополнительного выпуска акций.»217 Основные средства для переоборудования производства он решил выжать из старых акционеров фирмы во главе с ее бывшим хозяином Л.С.Поляковым. Чтобы окончательно лишить их способности к сопротивлению, Соединенный банк допустил до протеста векселя мануфактуры и под угрозой объявления несостоятельности вырвал их согласие на комбинацию. Таким путем Татищеву удалось заставить Полякова и К° возместить при обмене старых паев 250-рублевого номинала на новые акции 100-рублевого достоинства убытки, составлявшие примерно 2 млн р., или весь прежний акционерный капитал. После этого банк снял протест с векселей, заявив, что он был допущен «по ошибке».

В конце 1910 г. устав реорганизованной фирмы под названием «Богатырь» был утвержден. Ее акционерный капитал равнялся 5 млн р. из них 2 млн доплачивали старые акционеры, а на 3 млн р. выпускалось 30 тыс. новых акций Председателем правления был избран В.С.Татищев, сменивший П.К.Жиро, который стал во главе наблюдательного органа фирмы. Проведенный в начале 1911 г. выпуск акций был гарантирован только Соединенным банком, который, как отмечалось в письме правления в Госбанк 5 февраля 1911 г., «намерен передать часть акций французской группе»220

Банк к тому времени окончательно вытеснил из дела прежних хозяев. В марте 1911 г. он скупил еще 2178 паев первого выпуска, в том числе 765 у Петербургского Международного банка, а остальные — у представителей Поляковых.