В предвоенное пятилетие расширение сферы влияния Вогау шло главным образом по линии участия в медной промышленности. К 1914    г. совладельцы торгового дома и связанные с ними дельцы входили в правления 24 акционерных обществ, из которых 10 компаний были новыми по сравнению с 1900 г., причем шесть из них специализировались по обработке меди.

Кроме Учетного банка Вогау были через К. К.Арно заинтересованы в Купеческом банке, а при посредничестве Г.М.Марка и В.В.Орлова — в Московском Частном. Следует отметить также связь фирмы с Русским для внешней торговли банком: в его правление с конца 1890-х гг. входил доверенный Вогау В.Ф.Гувале, а директор Московского отделения Н.Ф.Киршбаум в предвоенный период был включен в правление одного из связанных с фирмой предприятий — Т-ва Московского металлического завода. Через «медный» сектор своей группы Вогау имели выход на Русско-Азиатский и Петербургский Международный банки. Участвовавшие в правлениях предприятий фирмы М.А.Маргулис

и Н.Е.Понафидин входили одновременно в директораты Путиловских заводов и Тульских меднопрокатных заводов, которые патронировались названными банками. Однако сведений об отношениях Вогау с ними не обнаружено. С 1911 г. им были возобновлены корреспондентские отношения с Лондонским отделением фирмы, во главе которого стоял совладелец торгового дома Э.Шумахер. В залог кредитов по корреспондентским счетам фирма представляла акции своих предприятий на сумму до 1750 тыс. р. Кроме того, Вогау пользовались в банке значительным онкольным кредитом. К 1913 г. на их счету находилось бумаг на сумму около 3 млн р.76.

За счет ресурсов банка продолжали «питать» свои дела и другие его заправилы. Регулярными субсидиями пользовались фирмы Стукенов. Бахрушиных, Боткиных—Гучковых и др. О том, как свободно обращались они с банковской кассой, свидетельствует следующий характерный случай. В 1910 г. банк купил у Т-ва мануфактур Ясюнинских облигационный заем на 1,5 млн р. К 1912 г., когда Ясюнинские фактически обанкротились, было реализовано облигаций на 1 млн р. Большую их часть, как оказалось, скупили у банка члены совета К.П.Бахрушин.