Не случайно правление в разгар хлебной кампании, когда особенно остро вставал вопрос о свободных средствах, рекомендовало отделениям «сдерживаться в выдаче ссуд под железнодорожные дубликаты впредь до разрешения вопроса о продолжении срока ссуд в Государственном банке». Тот, надо заметить, охотно откликался на такие просьбы. В 1903 г. норма кредита отделениям была установлена в 5.2 млн р., на следующий год Московская контора специально выделила 3 млн р. «для выдачи ссуд под железнодорожные накладные на хлебные грузы», а в сентябре 1905 г. подтоварный кредит был доведен до 4,5 млн р. за счет сокращения субсидий правлению под процентные бумаги.

Тенденция к «оздоровлению» операций поляковских банков за счет казны была прервана развитием революционных событий в конце 1905 г., когда они в очередной раз оказались на пороге банкротства.

Московские банкиры и революция 1905—1907 гг.

Если экономический кризис начала XX в. больнее ударил по группе банков, руководимых Л.С.Поляковым, то события революции 1905— 1907 гг. потрясли основы всей банковско-промышленной жизни Москвы и послужили, в частности, причиной консолидации в банковской области верхушки предпринимательского класса.

В конце января 1906 г. был образован чрезвычайный банковский синдикат — консорциум учреждений краткосрочного кредита г. Москвы. В соглашении о консорциуме подчеркивалось, что создается он в целях «облегчения тягостного положения промышленности и торговли, явившегося результатом забастовок и народных волнений». Впервые было создано объединение, в которое вошли все ведущие банковские учреждения Москвы — местная контора Госбанка, все пять московских банков, семь отделений петербургских, а также Московское Купеческое общество взаимного кредита и банкирский дом Рябушинских, один из крупнейших в Москве.

Синдикат был задуман в декабрьские дни 1905 г. как средство экономической борьбы против революции, нарушившей механизм банковского кредита и капиталистического оборота.