Газета Рябушинских призвала обеспечить права облигационеров путем консолидации их в корпоративную организацию, призванную служить «переходной ступенькой к созданию промышленных банков, задача которых будет заключаться в гобеспечении отдельных промышленных облигаций за счет выпуска банковых облигаций с банковою гарантией, что возможно только при интересов банка, становящегося облигационером отдельного предприятия»!

Сдерживание инициативы в организации промышленного банка, который мог бы содействовать развитию промышленного финансирования, зарождало московские предпринимательские круги, порождало оппозиционные настроения по отношению к царской администрации, неспособной решить насущные задачи экономической жизни. На страницах московских «деловых» газет открыто высказывалось недовольство по поводу безрезультатности совещаний о правилах выпуска облигационных займов, без которых, как подчеркивалось, невозможно «расширить предприятие, преобразовать его по новейшим техническим образцам, увеличить оборотный капитал».

Итак, ссуды под паи торгово-промышленных фирм, акции различных компаний, государственные и гарантированные правительством ценные бумаги, а также посредничество в реализации облигационных займов представляли значительный канал финансирования промышленности московскими банками, объем которого возрастал, несмотря на неразработанность законодательной базы и административные препоны.

В заключение данной главы следует остановиться на сюжете, связанном с переходом промышленности к финансовому обеспечению за счет денежного рынка. Для ряда фирм процесс этот совпал с внутренним кризисом и закончился объявлением банкротства или учреждением администрации по делам. Как вели себя в таких случаях банки-кредиторы? Какими методами пользовались они для возврата инвестированных средств?

Рассмотрим эту проблему на конкретном материале о прекращении платежей крупными фирмами. В 1904 г. Т-во мануфактур А.Каретниковой, владевшее хлопчатобумажной фабрикой во Владимирской губернии, запросило отсрочки по учтенным векселям.