В 1912 г. Юнкер-банк, как уже отмечалось, предпринял попытку перехватить контроль над фирмой Майера. Рижский коммерческий банк и Учетный банк Риги, державшие пакеты акций общества, согласились на предложенный план его реорганизации, суть которого сводилась к переводу в Юнкер-банк всей кредиторской претензии Соединенного банка к обществу в размере 680 тыс. р. с передачей заложенных в банке Татищева акций фирмы Майера. Сделка по неизвестным причинам не состоялась, и в Прибалтийском районе хозяевам нового московского банка закрепиться не удалось.

Из представленных в совете банка московских фирм наиболее «оживленные» отношения сложились с фирмой Кнопов. После продажи торговым домом Русско-Азиатскому банку своего Андреевского т-ва два бывших его руководителя образовали компанию «Зигель и Рейнсгаген» и т-во «Искандер», имевшее целью «приобретение, арендование и эксплуатацию в Туркестанском крае хлопкоочистительных и прессовальных заводов, маслобоен и пр.»281. Учредитель «Искандера», руководитель Кокандского отделения Учетного банка А.И.Зигель и совладелец торгового дома «Л.Кноп» Р.И.Прове были приглашены в совет Юнкер-банка. Тот основал в Андижане собственное комиссионерство, занявшееся финансированием «Искандера» и отправкой закупленного хлопка в Москву Союз с Кнопами был закреплен приглашением в правление «Искандера» В.Г.Винтерфельдта, приобретшего 550 паев товарищества.

Зигель и Винтерфельдт в конце 1912 г. выступили вместе с К.И.Гучковым в качестве учредителей проектировавшегося ими Средне-Азиатского земельного банка. В прошении на имя туркестанского генерал-губернатора от 22 ноября 1912 г. они подчеркивали, что «ныне действующие в крае земельные банки  вследствие своей организации, отчасти же по незнакомству с местными условиями совершенно не восполняют острой нужды в ипотечном кредите». В связи с этим учредители просили разрешить в порядке исключения основать новый банк с основным капиталом 2 млн р. Прошение их было отклонено.