При таких условиях положение жизнеспособных предприятий наверное, улучшилось, и помощь для них не так настоятельна».

В ответном письме 28 января 1906 г. управляющий Московской конторой подтвердил, что «все до некоторой степени успокоилось». Банки активно разворачивают операции, и кредитоспособные клиенты теперь свободно получают у них ссуды, «слабым же фирмам представители банков откажут» в кредите и за счет консорциума. Письмо заканчивалось резонным предположением, что деятельность синдиката едва ли достигнет значительных масштабов. Соответственно и сама контора Госбанка начала сворачивать свою достигшую пика в декабре 1905 г. политику «воспособления» московским фирмам. Так, ходатайство известной фарфоро-фаянсовой фирмы М.С.Кузнецова о ссуде под залог паев было отвергнуто на том основании, что «затруднения фирмы в связи с чрезвычайными событиями 1905 г. утратили ныне свой острый характер».

К концу января 1906 г. деловая жизнь Москвы действительно начала входить в прежнюю колею. Банки понизили учетную ставку на 0,5%, хотя она продолжала еще оставаться на уровне 8%. Наметился и «прилив вкладов в кассы частных кредитных учреждений». По данным балансов, пассивы пяти московских акционерных коммерческих банков за первый месяц 1906 г. выросли со 157 до 165 млн р. при уменьшении переучета с 63 до 46 млн р. Прекратился перелив капиталов за границу, который осенью 1905 г. достиг значительных масштабов в

форме аккредитивов на Лондон и Берлин. В газетных корреспонденциях с удовлетворением сообщалось также о возвращении в Москву «видных представителей промышленного и биржевого мира, внезапно ее оставивших». Вернулись и семьи именитого московского купечества, которые в декабрьские дни бежали за границу, преимущественно в Швейцарию4.

По общему мнению московских деловых кругов, открытие консорциума несколько запоздало. Его главное значение видели теперь в том, что «на случай перерыва железнодорожного сообщения вновь и т.п. явлений возможно будет не прекращать резко торговых операций и фабрично-заводского производства». В новых условиях консорциум должен был служить московской буржуазии страховкой от последствий возможного революционного взрыва.