Для характеристики развития московских банков в период подъема весьма интересна история реорганизации Московского Купеческого общества взаимного кредита. В 1892 г. были полностью обновлены руководящие органы общества, поскольку старое правление никак не могло в условиях низкой экономической конъюнктуры избавиться от груза излишних пассивов, которые оно не имело возможности сколько-нибудь выгодно разместить.

Новым председателем правления стал известный московский банкир А.С.Вишняков. В состав совета под председательством главы Северного страхового общества С.А.Протопопова вошли Д.И.Морозов — его правая рука в страховой компании, член совета Учетного банка С.И.Щукин, В.Д.Карнеев и другие крупные московские капиталисты. С приходом Вишнякова управление делами взаимного кредита перешло в руки представителей нового поколения московской буржуазии, достаточно подготовленного для ведения самых сложных финансовых операций.

А.С.Вишняков принадлежал к известной в Москве купеческой фамилии, занимавшейся с конца XVIII в. торговлей золотокружевным товаром. Его отец, С.П.Вишняков, возглавлял семейное дело в течение 30 лет, вплоть до своей смерти в 1884 г. Главной сферой его интересов было банкирское дело. Оставшееся после смерти С.П.Вишнякова состояние на сумму 1,1 млн р. (из них 600 тыс. р. долга за разными лицами по учету векселей) было разделено между тремя сыновьями.

Наиболее известным среди них стал старший, будущий лидер крупнейшего в России купеческого общества взаимного кредита90. Свою деятельность на новом посту он начал с того, что сумел добиться разрешения удлинить сроки ссуд под ценные бумаги до 9 месяцев, а по учету векселей — до года, сделав, таким образом, очередной шаг на пути превращения учреждения взаимного кредита в коммерческий банк.

В поданной Витте «пояснительной записке» Вишняков признал чрезвычайно быстрое развитие онкольных счетов, но возражал против предложенного авторами письма ограничения этих операций максимальной цифрой, так как «иначе клиенты уйдут в другие банки». Он отверг также обвинения в потворстве биржевой спекуляции, ссылаясь на то обстоятельство, что «по уставу общество лишено права покупки и продажи процентных бумаг за свой счет», а основную массу специальных счетов составляют мелкие по размерам.