Следует подчеркнуть, что перевод части наследственного имущества в разряд долгового нередко преследовал чисто фискальные цели, так как последнее не облагалось наследственной пошлиной. Тем не менее ссуды со стороны хозяев своим фирмам действительно были широко

распространены в среде московских предпринимателей. Известно, что А.Т.Карпова, одна из главных пайщиц Т-ва Никольской мануфактуры, на 1914 г. владела имуществом на сумму 4,8 млн р., в том числе 3,2 млн — в ценных бумагах. Своей фирме она предоставила в ссуду около 1,1 млн р. в облигациях железнодорожных займов и закладных листах земельных банков37. Совладелица Т-ва Волжской мануфактуры Миндовского и Бакакина, О.И.Бакакина в 1914 г. имела кредиторские претензии к компании на 1,1 млн р.

Даже из приводимых фрагментарных данных можно представить, какими громадными средствами обладали московские фирмы для самофинансирования. Однако в обстановке интенсивного роста промышленного производства проблема инвестиций уже не могла целиком решаться за счет внутренних ресурсов. Одним из каналов прилива капиталов с денежного рынка являлся, как отмечалось выше, залог паев торгово- промышленных фирм в банках — операция, приобретшая особый размах в период экономического подъема конца XIX в. Поскольку паи большинства текстильных компаний находились в «твердых руках», то есть не подвергались эмиссии на бирже, будучи оплачены из личных средств акционеров-совладельцев, залог их в банках представлял скрытую форму реализации акционерного капитала на денежном рынке, причем статус юридического собственника паев оставался за хозяевами фирмы.

С 1890-х годов московские текстильные компании стали практиковать оригинальную систему увеличения основного капитала за счет перевода в него части внутренних накоплений из статей баланса «запасной капитал» и пр. Толчком к развитию подобных переводов послужили подготовка и введение в 1898 г. нового промыслового налога. По закону с акционерных предприятий дополнительный сбор взимался в виде фиксированного налога с капитала в размере 1,5 р. с каждой тысячи основного капитала и процентного — по прогрессивной шкале в виде соотношения чистой прибыли к акционерному фонду.