Паевая форма организации способствовала новому расширению дела, контроль над которым остался в руках П.М.Рябушинского: из 1 тыс. паев, составлявших основной капитал, он оставил за собой 787 и еще 200 записал на имя жены, А.С.Рябушинской.

В условиях экономического оживления 1890-х гг. производство на предприятиях фирмы непрерывно расширялось. Даже сильный пожар 1895 г., в результате которого выгорела значительная часть строений, не только не приостановил, а, напротив, ускорил модернизацию: был отстроен новый корпус для бумагопрядильной фабрики, в 1898 г. возведена собственная электростанция. В итоге за 1899 г. фирмой было произведено товаров на 3175 тыс. р. На текстильном комбинате действовало 1190 ткацких станков и 77 тыс. прядильных веретен, тогда как в 1894 г. соответственно — 748 и 32 тыс. К началу XX   в. фирма Рябушинских стала одним из лидеров российской хлопчатобумажной промышленности, войдя в число двадцати ведущих предприятии отрасли70.

Для нужд фабричного производства приобретались обширные лесные дачи. Только за последнее десятилетие XIX в. фирма скупила 25,9 тыс. дес. лесов за 820 тыс. р., для более выгодной эксплуатации которых в 1897    г. на р.Цне был построен лесопильный завод.

Помимо промышленного производства велись обширные банкирские операции. Фабричная деятельность, отмечалось в юбилейном очерке истории фирмы, «не могла втянуть в себя всего капитала П.М.Рябушинского, и параллельно с ним производилась как покупка ценных бумаг, так и учетные операции». Такое, как называли его сами Рябушинские, «соединение промышленников с банкирами» создало благоприятные предпосылки для интенсивного финансово-капиталистического развития группы в начале XX в.

Сведения о банкирских операциях фирмы в конце XIX в. носят отрывочный характер. Известно, например, что с 1867 по 1885 г. объем их вырос с 720 до 3620 тыс. р., а прибыль за 1884 г. в сумме 287 тыс. р. даже превысила доход от промышленного производства. Из сохранившегося баланса торгового дома.