Через несколько дней Крестовников получил ответ из Госбанка, в котором его ставили в известность, что «по соображению с общим положением денежного рынка таковая мера представляется преждевременной». Этот маловразумительный ответ не удовлетворил Крестовникова, и он отправился на прием к всесильному премьеру, который в конце 1905 г. так сочувственно отнесся к просьбам московских предпринимателей. Но в феврале 1906 г. Витте повел себя по-иному.

В условиях некоторой политической стабилизации режима основные надежды на подавление революционного движения он связывал с внешним займом, подготовкой которого был всецело поглощен в этот период. Витте решительно отказался удовлетворить «карманные интересы» московских дельцов. Этим он привел в явное замешательство Крестовникова, явно не ожидавшего такого поворота событий. Витте вспоминал, как тот вышел из его кабинета после неудачной аудиенции, восклицая: «Думу! Дайте нам скорее Думу!», с которой у московской буржуазии связывались надежды на обуздание своевольного и непредсказуемого в своих решениях бюрократического аппарата.

Поскольку надежды на новые льготы не оправдались, помощь деловой Москве со стороны царизма ограничилась рамками консорциума, деятельность которого с самого начала была поставлена под жесткий административный контроль. Как же развивались операции этого объединения, выросшего из обещанной 50-миллионной правительственной гарантии?

Представители банков начали с отказа в кредите фирме Расторгуевых. Исходя из того, что у них из баланса «видна огромная задолженность при почти полном отсутствии собственного капитала», консорциум подтвердил месячной давности решение банков об отказе в пролонгации векселей®®. В результате в конце февраля по делам торгового дома была учреждена администрация, в состав которой вошли представители ведущих кредиторов — фирмы Харитоненко, Петербургского Международного и Московского Купеческого банков, Т-ва бр. Терещенко и др. В создании административного управления, в отличие от объявления фирмой несостоятельности, они видели «единственно правильный и наиболее выгодный для кредиторов исход из затруднений.