Осенью 1912 г. с просьбой об отсрочке векселей обратилось к банкам одно из крупнейших предприятий отрасли — Т-во мануфактур B.,    Е. и А.Ясюнинских в с. Кохма, существовавшее с 1822 г., а паевую форму принявшее в 1887 г. Характерно, что в 1906 г. в прошении об открытии кредита в Московскую контору Госбанка фирма указывала, что «не имеет вексельных кредитов в частных банках», а ссуду в Госбанке рассматривала «в виде резерва на случай возможной нужды в деньгах».

Однако вскоре политика хозяев предприятия изменилась. С 1906 г. правление фирмы возглавил М.А.Ясюнинский, поставивший задачу расширить масштабы дела. Основной капитал в 1908 г. был увеличен с 2,1 до 3,15 млн р., выпущен облигационный заем на 1,5 млн р., принятый к реализации Московским Учетным банком. Товарищество стало пользоваться широким вексельным кредитом в частных банках: в 1910 г. его долг Московскому Купеческому и Волжско-Камскому банкам, а также банкирскому дому братьев Рябушинских в общей сложности составил 950 тыс. р.

Все эти средства пошли на переоборудование фабрик, и в итоге сумма годовой продажи изделий с 4,5 млн р. в 1906 г. поднялась до 8   млн р. в 1910 г., а стоимость недвижимого имущества — с 3,7 до 4,7 млн р. Однако финансовая политика нового лидера фирмы была чревата опасными последствиями. В московской биржевой прессе позднее отмечалось, что М.А.Ясюнинский «не прибегал к обычным способам увеличения основного капитала путем выпуска дополнительных паев и реализации их при содействии банка, а пользовался временным кредитом по учету финансовых векселей», сумма которых составляла к моменту кризиса в делах фирмы 3,5 млн.р.

Вместе с облигационным займом внешнее финансирование достигло столь внушительного масштаба, что стало вымывать оборотные средства, затрачиваемые на уплату процентов и погашение облигаций. Кроме того, пользуясь положением главы правления, М.А.Ясюнинский ежегодно тратил из средств фирмы на собственные нужды около 130 тыс. р. вместо положенных ему 27 тыс. р., поддавшись влиянию требовавшей «роскошной жизни» супруги.