Опираясь на опубликованные балансы российских банков, он

констатировал для московских банков иное по сравнению с петербургскими строение операций. В качестве объяснения выдвигался тезис о тесной связи московских кредитных учреждений с текстильной отраслью Центрального района, которая, по мнению автора, вплоть до 1917 г. оставалась «слабо или вовсе не монополизированной отраслью индустрии». Отсюда следовал вывод, что подчиненные интересам этой отсталой отрасли банки по самой природе своей «не могли стать центрами финансово-капиталистических объединений».

В 1950-х гг. И.Ф.Гиндин обратился к архивным документам московских банков, доступ к которым был открыт тогда для исследователей. Результаты своих разысканий он обобщил в упомянутой выше обширной статье, опубликованной в 1956 г. в «Исторических записках». В ней ученый выступил против утвердившейся тогда в трудах по экономической истории России точки зрения об однотипности процесса сращивания с промышленностью у петербургских и московских банков. Сравнение их И.Ф.Гиндиным проводилось теперь на основе тезиса о петербургских банках как классическом для России типе банковского учреждения финансово-капиталистической эпохи. Все отличия банков Москвы от этого образца объяснялись простой их отсталостью, проистекавшей, в свою очередь, из монополистической незрелости текстильной индустрии Центрального района.

Крайне интересная гипотеза о «промышленной вариации» финансового капитала не получила в трудах И.Ф.Гиндина развития, хотя московские банки представляли для этого, на наш взгляд, исключительно благоприятный материал. В статье, отдельные положения которой будут подробнее рассмотрены по ходу нашего исследования, автор, по существу, пришел к ранее сформулированному им выводу о домонополистическом характере большинства московских банков при слабых признаках финансово-капиталистического перерождения у некоторых из них, принадлежавших крупнейшим промышленным деятелям.

Оценка московских банков как отсталых, домонополистических послужила одной из основ выдвинутой И.Ф. Гиндиным в начале 1960-х гг. концепции относительно развития «коренной русской буржуазии».