Банк стал называться Московско-Рязанским, а позднее получил окончательное наименование — Московский Международный Торговый банк. В 1900 г. Поляков перевел в Москву из Киева правление еще одного своего банка — Южно-Русского Промышленного, перекупленного у прежних владельцев. Новые банки были учреждены в Москве только в период промышленного подъема, накануне мировой войны.

Отличительной чертой «старых» банков с момента их основания являлась ориентация на обслуживание капиталистического торгово-промышленного оборота. Каждый из них специализировался в своей области, где складывались группы наиболее близких банку клиентов за счет преимущественно фирм-учредителей.

Купеческий банк стал главным денежным резервуаром Москвы, стянув к себе по праву «первородства» громадные пассивы. Если в 1867 г. на вклады и текущие счета в банк поступило 10,2 млн р., то уже через два года — 134,6 млн р. По объему ресурсов он в начале 1870-х гг. шел на втором месте среди российских банков после Волжско-Камского. Обилие средств позволяло банку вести осмотрительную кредитную политику, выбирая наиболее ликвидные, т.е. безопасные операции.

Главной сферой деятельности Купеческого банка стало кредитование капиталистического производства в форме учета векселей и финансирование железнодорожного строительства по ссудам под залог ценных бумаг. Правление банка в 1873 году отмечало, что «в первые годы существования главными клиентами по ссудной операции были наши первоклассные строители железных дорог» Такая политика соответствовала замыслам лидеров банка. А. Рибер на основе изучения личного фонда Ф.В.Чижова установил, что до открытия Купеческого банка будущий председатель правления вынашивал план создания «Народного железнодорожного банка», который должен был кредитовать частных строителей дорог. Проект Чижова не встретил одобрения в бюрократических сферах Петербурга, рассчитывавших в деле создания сети железных дорог на иностранные инвестиции.