Образцом естественного исторического развития Гершенкрон считал Англию, индустриализация которой отличалась наибольшей органичностью.

Для большинства же стран континентальной Европы, позднее вступивших на путь индустриального развития, характерна была, по Гершенкрону, острая нехватка промышленных капиталов, которая компенсировалась благодаря долгосрочным банковским кредитам, приводившим, однако, к подчинению промышленности диктату банков. Коммерческие банки явились тем компенсирующим фактором, который позволил континентальным странам ускоренным темпом пройти путь индустриального развития. В отношении же России Гершенкрон считал возможным говорить о неспособности ее слаборазвитой банковской системы удовлетворить дефицит капиталов, поэтому «компенсирующим фактором» в российских условиях выступало государство, проводившее политику ускоренной индустриализации страны.

Гипертрофированная роль банков — одна из главных черт «континентальной модели» Гершенкрона, и в этом пункте он практически смыкается с позицией Гильфердинга.

Тезис о примате банков в экономике стран «второго эшелона» капиталистического развития довольно прочно утвердился в исторической зарубежной литературе. Однако, как часто бывает в науке, теоретические построения не всегда выдерживают проверку фактами. Примечательно, что тезис об абсолютном господстве банков над промышленностью был подвергнут сомнению исследователями тех самых германских банков, которые послужили образцом для Гильфердинга и Гершенкрона. С 1970-х гг. историками ФРГ и ГДР параллельно велись интенсивные изыскания, и результаты этих эмпирических исследований не подтвердили положение о банковском всевластии. Обнаружилось, в частности, что по мере роста промышленности ее связи с банками усложнялись и приобретали характер взаимозависимости.

Крупнейший знаток истории германских банков кайзеровского периода Р.Тилли выступил против бытующего в немецкой литературе представления о преобладающей роли банков на промышленном рынке.