Ввиду отсутствия такого пункта, сетовало правление, «мы уставно лишены возможности оказать кредит первоклассным фирмам на 2—3 недели, пока хлопок не поступит на их фабрики, ранее чего эти фирмы денег не платят». Речь, следовательно, велась о расширении бланкового, т.е. необеспеченного кредитования хлопчатобумажных фирм по закупкам ими сырья.

Равным образом заботила администрацию банка и необходимость выдавать ссуду под залог товара в размере, не превышающем официально разрешенные четыре пятых его стоимости, так как «наши конкуренты считаются лишь с благонадежностью клиента, а не с 2/3, или 80% оценки». Упрощению товарных операций должна была способствовать еще одна реформа устава. Директорат ходатайствовал о допущении, опять-таки «в исключительных случаях», хранения заложенных по соло-векселям товаров у самого их владельца, тогда как по уставу они должны были находиться в специальном банковском складском помещении. Это, как отмечало правление, «дало бы возможность оказывать подтоварные кредиты в таких случаях, в которых дела сейчас расстраиваются по невозможности с нашей стороны оказать чисто финансовый кредит». Банк хотел вести дела более свободно, не требуя от «благонадежных» клиентов особых подтверждений их кредитоспособности. Наконец, на очередь дня был поставлен вопрос об открытии новых отделений в провинции, поскольку «для сохранения возможности конкурировать даже в Москве с другими  уже разросшимися в России банковскими учреждениями. надо собирать и размещать деньги не в одних только столицах, но и вне оных».

До начала мировой войны хозяевам Купеческого банка удалось реализовать наиболее существенные пункты программы. К 1913 г. основной капитал возрос с 5 до 15 млн р., а запасной достиг 13,7 млн р. При этом повышение капитала было проведено без посредства биржи: новые паи распределялись между прежними пайщиками, состав которых практически не изменился. Были открыты новые отделения банка. Филиал в Коканде вел торгово-комиссионные операции с хлопком, Харьковская контора скупала шерсть, а в Ростове отделение занималось посредничеством в хлебной торговле, купив зерновые склады.