В Париже бывший харьковский банкир благополучно устроился директором Швейцарского для внешней торговли банка. Когда страсти вокруг его банкротства несколько поутихли, Шкафф вновь вернулся в Россию и, очевидно, благодаря налаженным заграничным связям в начале 1910 г. оказался в совете Петербургского Частного банка, где заседал до начала мировой войны.

Международному Торговому банку, ставшему после бегства Шкаффа юридическим собственником заложенных им бумаг, пришлось глубже вникнуть в эти дела. В 1900 г. в совет Костромского банка был делегирован директор правления московского патрона А.М.Штром. От части его акций удалось избавиться, но все же в портфеле банка Полякова остался пакет на 200 тыс. р., и еще на 500 тыс. р. имел он кредиторской претензии.

В случае краха Костромского банка последствия для банка-патрона были бы непредсказуемы, поэтому, как позднее писал Штром, «Международный банк волей-неволей должен был стремиться к ограждению своих интересов. и оказался вынужден во что бы то ни стало поддержать Костромской банк. Только при этом условии можно было рассчитывать получить что-нибудь в будущем». Положение Костромского банка действительно оказалось критическим. На долгах тому же Шкаффу, заложившему в подчиненном банке бумаги еще ряда своих предприятий, он потерял фактически 730 тыс. р., списав за 1901 г. весь запасной капитал в сумме 76 тыс. р.

Проведенная в сентябре 1901 г. правительственная ревизия обнаружила явных убытков на сумму 438 тыс. р. при основном капитале 772,5 тыс. р., что означало фактическое банкротство. Однако под влиянием, по всей очевидности, руководителей банка-патрона Министерство финансов не потребовало ликвидации, а, напротив, предоставило Костромскому банку кредит в 300 тыс. р. под залог оставшихся от Шкаффа бумаг.

Но ни заступничество Международного банка, ни помощь со стороны Министерства финансов нужного результата не дали. Проведенная в начале 1904 г. инспектором Госбанка Д.Е.Куриленко очередная ревизия дел банка обнаружила, что он оказался еще втянутым в финансирование слабого предприятия по производству строительных материалов, которому передал львиную долю правительственной ссуды.