Однако на этот раз в Петербурге посчитали, что надобность в банковском объединении отпала, и в январе 1907 г. совет Госбанка постановил приступить к ликвидации дел консорциума, успокоив московских банкиров заверением, что «возобновление его можно было бы быстро осуществить при наступлении новых неблагоприятных моментов».

Урегулирование отпущенных кредитов затянулось до 1910 г. Т-во Ярцевской мануфактуры погасило ссуду в 1907 г. К тому времени состоялся намечавшийся переход предприятия в руки новых владельцев. С сентября 1906 г. товарищество перешло в собственность известного фабриканта, главы Т-ва Трехгорной мануфактуры Н.И.Прохорова, вложившего, как отмечали чиновники Госбанка, «в дело деньги на увеличение оборотных средств», благодаря чему фирма стала вновь приносить прибыль и сумела расплатиться с консорциумом. В марте

1907 г. были сняты протесты с векселей мануфактуры, а вскоре и выплачены все долги. За 1907 г. товарищество получило прибыль в размере 500 тыс. р. и со следующего года восстановило обычный вексельный кредит в Государственном и частных банках.

С Т -вом резиновой мануфактуры расчет был произведен только в 1910 г., поскольку оно не только не имело средств погасить долг, но и, как докладывал в Петербург управляющий Московской конторой Госбанка, вообще не могло существовать без дальнейшей поддержки. Ввиду слабости Международного Торгового банка финансирование предприятия взяла на себя контора Госбанка, и потому она не слишком торопила фирму с погашением долга синдикату. Лишь в 1910 г., в связи с реорганизацией предприятия в о-во резинового производства и торговли «Богатырь», его новый патрон — Соединенный банк — освободил компанию от тягостного наследства, выплатив долг четырехлетней

давности.

В августе 1910 г. Госбанк составил окончательный расчет по делам московского консорциума. Прибыль от процентов по ссудам составила мизерную сумму — 3,7 тыс. р., которую частные банки не стали делить, а передали в пользу служащих Московской конторы Госбанка.