Тем же мотивом укрупнения дела руководствовался фарфоро-фаянсовый «король» М.С.Кузнецов, который при заключении договора с Купеческим банком о посредничестве в размещении займа указывал на необходимость подъема производства в связи с постройкой Сибирской железной дороги, открывшей громадные рынки сбыта.

Жизнь, правда, вносила свои коррективы в планы предпринимателей. В 1897 г. на ситценабивной фабрике Коншиных произошел сильный пожар. Несмотря на полученную страховку, фирме пришлось значительно потратиться на новые машины, «более совершенные и более дорогие, чем прежние». Кроме того, «вследствие расширения дела и забот об улучшении быта рабочих» (после продолжительных забастовок и волнений в 1897 г.) было выстроено несколько жилых корпусов для работников, склад для товаров, начата постройка новой больницы. Расходы превысили 4 млн р. и, таким образом, поглотили выручку от облигационного займа. Всего из оборотных средств предприятия было изъято более 1 млн р. Для пополнения этой суммы намечался очередной заем в 1900 г., средства от которого (1,5 млн р.) фирма планировала направить на «усиление оборотных капиталов», чтобы не снижать объем производства.

Крайне важно было сохранить свободу принятия решений при маневрировании капиталами. Поэтому, в частности, московские мануфактуристы выступили против одного из проектов Министерства торговли и промышленности, которое в 1909 г. предполагало допустить использование займов исключительно для подкрепления оборотных средств. Ратуя за отмену «искусственной регламентации», текстильные магнаты настояли на предоставлении им права самостоятельно определять целевое назначение этого вида долгосрочного кредита.

Развитие банковского финансирования по данным счетам тормозилось отсутствием в России четкого законодательства, регулирующего порядок выпуска займов и права облигационеров. На проходившем еще в 1900 г. совещании по вопросу «об установлении правил о порядке выпуска облигаций торгово-промышленными компаниями» его организатор, товарищ министра финансов В.И.Ковалевский подчеркивал, что такая форма обращения к денежному рынку является «наиболее распространенной. Среди акционерных компаний».