К 1914 г. в нем было застраховано 503 фабрично-заводских предприятия на сумму 677,2 млн р., тогда как в 1905 г. — всего 36 предприятий на 26,3 млн р. Лидеры союза имели основание утверждать, что «русские фабриканты оценили уже все значение союза, играющего на отечественном страховом рынке роль мощного регулятора, исчезновение коего имело бы для них последствием возобновление фактической монополии акционерных страховых обществ»4. Контроль за «взаимным» союзом приносил лидерам помимо льготного страхования их фабрик и другие выгоды. С 1910 г. его денежные средства стали помещаться наряду с акционерными банками также на текущий счет в банкирском доме Рябушинских.

О финансовых связях союза с Московским банком сведений нет, хотя вполне вероятно, что этот банк, как и его предшественник, получал на свои счета свободные капиталы страховой компании.

Под руководством Рябушинских новый коммерческий банк быстро пошел в гору. «Принимая во внимание, что почти все русские банки в последнее время значительно увеличили свои основные капиталы», его правление в 1912—1913 гг. подняло акционерный фонд с 5 до 25 млн р., что вывело банк Рябушинских на второе место в Москве по этому показателю после Соединенного. По завершении эмиссии акции были введены в котировку Московской и Петербургской бирж.

По условиям выпусков прежние держатели имели преимущественное право на приобретение новых бумаг, а в случае, если причитающаяся им часть не была сразу разобрана, правление организовывало между ними дополнительную подписку. Контрольный пакет поэтому постоянно находился у Рябушинских: в начале 1913 г. из представленных к собранию акционеров 26 310 акций текстильной фирме и шести братьям лично принадлежало 16 125 шт., а из выпущенных затем 20 тыс. новых на 5 млн р. у Рябушинских осталось 15 010 акций. Остальные, как и прежде, были разобраны членами совета и директорами правления.

Администрация банка добилась разрешения на открытие 20 новых его отделений.