Между тем без изучения складывавшихся здесь банковско — промышленных групп и их отношений с петербургскими магнатам история отечественного финансового капитала не может считаться исследованной достаточно полно. Собственно, нуждается в конкретном рассмотрении вся кредитная система, и появившаяся недавно монография Б.В.Ананьича о банкирских домах в царской России свидетельствует о необходимости изучения не только центральных, стержневых структур, каковыми являлись коммерческие банки, но и «кредитных установлений» второго порядка, служивших тем не менее важным звеном финансовой системы. В этой связи отметим также первую в отечественной исторической литературе работу, принадлежащую перу

А.П.Корелина, в которой анализируются история и механизм функционирования сельскохозяйственного кредита в России на рубеже XIX— XX вв.4

При исследовании истории капиталистического кредита в России особый интерес, на наш взгляд, представляет Центрально-Промышленный район во главе с Москвой, где экономическое развитие отличалось незначительным вмешательством государства и проходило практически без сколько-нибудь заметного участия иностранного капитала. Данный регион представляет собой своего рода модель органического роста капитализма «снизу», за счет естественной экономической эволюции, без подстегивающего внешнего фактора. Ведущей отраслью здесь, как известно, являлась текстильная, прежде всего хлопчатобумажная, промышленность, ориентированная на массовый рынок. Это наложило отпечаток на все процессы хозяйственного развития в регионе, в том числе и на эволюцию коммерческих банков.

Москва — средоточие торгово-промышленной жизни — являлась и крупнейшим финансовым центром. Как отмечали современники, она была «собственницей огромных свободных средств, питающих банковские операции, создавая колоссальный учетный материал для банковского дисконта; она обладает огромными сбережениями, помещаемыми через посредство банков в фондовые и дивидендные бумаги, и имеет обширные связи со всей провинцией по получкам и платежам.