В число иностранных акционеров входил и французский банкирский дом Луи Дрейфуса, с которым московские банкиры впервые встретились в лондонском синдикате в 1910 г. Впоследствии парижский дом и банк Юнкеров объединились на почве взаимного интереса к «российским нефтяным делам». Дрейфус был связан с Русской Генеральной нефтяной корпорацией, участвуя в эмиссии акций Русского т-ва «Нефть». В декабре 1913 г. парижский банкир организовал синдикат, которому Русско-Азиатский и Русский Торгово-Промышленный банки передали 25 тыс. паев товарищества для реализации. Перед этим т-во «Нефть» купило большинство акций нефтепромышленного т-ва «И.Н.Тер-Акопов», и, таким образом, группа Дрейфуса приобрела влияние на обе нефтяные фирмы. В компании же Тер-Акопова, как отмечалось, был заинтересован и банк Юнкеров. Дрейфус взял на себя и эмиссию акций нового выпуска компании в 1913 г.15

В начале 1914 г. кандидатом на пост директора правления был избран Э.И.Шеффер, член правления обоих нефтяных обществ. Официально он занимал пост управляющего Лондонским отделением Русского Торгово-Промышленного банка, а по сведениям биржевой прессы, представлял в России дом Дрейфуса. С Шеффером хозяева

московского банка были давно знакомы: при открытии в 1910 г. отделения Русского Торгово-Промышленного банка в Лондоне, которое возглавил Шеффер, непременным условием успешного его развития признавалось содействие со стороны ряда банкирских учреждений, и в том числе — банкирского дома Юнкеров. После приглашения представителя Дрейфуса в правление банка последовало избрание доверенного лица Юнкеров, К.А.Бетмана, в директора фирмы Тер-Акопова. Так сложился альянс московских банкиров с их французскими партнерами.

В заключение следует сказать, что на волне предвоенного экономического подъема превращение частных банкиров в руководителей акционерных коммерческих банков стало довольно популярным способом повысить мощь своей финансовой корпорации и, как следствие, реноме в мире крупного бизнеса. Достаточно указать на комбинацию с учреждением Московского банка Рябушинских или на образование все в том же «урожайном» на банки 1912-м году Петербургского Торгового, преобразованного из банкирского дома Вавельберга.