Московское Т-во резиновой мануфактуры было, пожалуй, главным промышленным предприятием группы Полякова. Основанное в 1887 г., товарищество владело фабрикой близ с. Богородское Московского уезда, годовое производство которой к 1900 г. достигло 2,7 млн р. С момента основания фирма целиком контролировалась Поляковым, возглавлявшим совет, а один из его сыновей входил в правление.

При расширении предприятия основной капитал фирмы в 1895 г. был увеличен с 1 млн до 1969 тыс. при участии группы петербургских банков во главе с Международным и разделен на 7786 паев по 250 р. номинала. Из сохранившейся книги пайщиков товарищества, где фиксировались все случаи перехода бумаг из рук в руки, следует, что в 1895 г. Петербургский Международный банк приобрел 3440 паев на 860 тыс. р., а Русский для внешней торговли — 1800 на 450 тыс. р. Банки, как можно заключить, приобрели и часть первого выпуска. Паи на несколько десятков тысяч рублей перешли также к Петербургскому Учетному и Ссудному банкам, а также к банкирским фирмам Вавельоерга, «И.В.Юнкер и К0», Джамгаровых. Впоследствии, в 1897 г., часть своих пакетов банки уступили банкирскому дому Л.С.Полякова, который первоначально подписался на второй выпуск всего на 60 тыс. р. Международный банк передал московскому коллеге 435 паев, Русский для внешней торговли.

Сближение с банком Ротштейна сказалось и в том, что руководитель московского филиала Международного банка Е.М.Эпштейн был приглашен в совет Т-ва резиновой мануфактуры, а его брат, Т.М.Эпштейн, стал директором-распорядителем правления. На собрании акционеров в 1899 г. банкирский дом Л.С.Полякова представил 2161 пай, Международный банк — 1727, Русский для внешней торговли — 608, «И.В.Юнкер и К°» — 556, сам Л.С.Поляков и его родственники. Московский банкир и два петербургских банка и в дальнейшем сохраняли позиции главных акционеров. Так, на собрании в 1901 г. они представили 4494 пая, или более половины всего количества эмитированных бумаг резиновой мануфактуры.