Купеческий банк продолжал финансирование ведущих текстильных фирм под залог из паев-акций, причем после вхождения представителя Кнопов в совет такие ссуды были представлены двум связанным с фирмой предприятиям — товариществам мануфактур Н.Н.Коншина и Малютиных — по 300 и 600 тыс. р.

Новым словом в банковской практике стало участие в реализации облигационных займов — разновидности долгосрочных ссуд, к которым московские фирмы стали охотно прибегать в период повышенной экономической конъюнктуры. Облигация в отличие от акции гарантировала держателю постоянный доход, но не давала права собственности на предприятие. Как установил Л.Е.Шепелев, у петербургских банков на облигационном счету зачастую консолидировались все расчеты с предприятием, и, таким образом, этот счет становился централизованной формой пользования промышленным кредитом.

В 1896 г. Купеческий банк провел реализацию займа Т-ва Прохоровской Трехгорной мануфактуры на сумму 1,5 млн р.

Через год кноповское Т-во Н.Н.Коншина в дополнение к ссуде под паи получило 3 млн р. за переданный банку для реализации облигационный заем7.

Одно из предприятий Вогау — О-во для производства соды в России «Любимов, Сольвэ и К°» — банк субсидировал, приобретя его облигации на 800 тыс. р. из общей суммы выпуска 1,5 млн р. Отметим также сделки с Т-вом фарфоро-фаянсового производства М.С.Кузнецова, у которого банк купил весь выпуск на сумму 1,8 млн р. по цене 93 за 100, разместив их на бирже по курсу 94 за 100. Фирма «Шпис, Стукен и К°» получила ссуду под залог облигаций своего О-ва Мы- шегских горных заводов.

Посредничество банка позволяло фирме получить на руки большую часть суммы выпуска облигаций, не дожидаясь их размещения на

рынке, а банку было выгодно купить пакет с тем, чтобы поместить его на бирже по более высокому курсу. Активность Купеческого банка в сделках с облигациями отмечали и чиновники Госбанка, обратившие внимание на «стремление его в последнее время к развитию операций с процентными бумагами в прямой ущерб учетной операции».

Вместе с тем, финансируя промышленность по разным счетам, банк практически не участвовал в эмиссионно-учредительских операциях, которыми увлекались в период подъема петербургские финансисты.