Другое предприятие, привлекшее внимание московской группы, — Т-во Меленковской мануфактуры. Как и Нижегородская, эта фирма была непосредственно связана с РАЛО: ее владелец, известный лесопромышленник В.Э.Брандт, являлся одним из учредителей общества, а его фирма входила в число акционеров льноторговой организации Рябушинских. Крупным пайщиком Меленковской мануфактуры на суммл около 200 тыс. р. являлся С.Н.Третьяков. Вопрос о продаже фирмы, как и в предыдущем случае, возник в связи с убыточностью предприятия, дефицит которого превышал 1 млн р. На этот раз дело у Рябушинских перехватил крупный московский промышленник Н.А.Второв, опиравшийся на Сибирский Торговый банк, членом совета которого он был. Активность его объяснялась желанием подорвать позиции группы Рябушинских в льняной промышленности, где ей благодаря контролю над Локаловской мануфактурой на некоторое время удалось значительно поднять цены на основной продукт первичной обработки — льняную нитку.

Весной 1914 г. Второв в союзе с Сибирским банком одержал верх в борьбе за Меленковскую мануфактуру, заручившись согласием правления на ее продажу. Присматривалась группа Второва и к Нижегородской мануфактуре, но завершению сделок помешала начавшаяся война. Во всех упомянутых случаях Рябушинские вели конкурентную борьбу, опираясь на свой Московский банк. Суть их политики в биржевой прессе охарактеризована довольно метко: «Рябушинские, организовав банк, стремятся при его посредстве прибрать к рукам все, что слабо на промышленном рынке».

Если монополистические устремления группы не были секретом для современников, то собственно финансовая деятельность семейства, протекавшая в тесном взаимодействии с другими финансовыми группировками, оставалась под покровом «коммерческой тайны» и исключительно редко попадала на страницы газет. Сохранившиеся архивные материалы, правда, далеко не полные, позволяют проследить участие Московского банка в финансовых комбинациях совместно с ведущими коммерческими банками России.