По балансу ее доля в активах составляет соответственно 9,9% для петербургских и 6,6% для московских банков, тогда как по оборотам, включающим все инвестиции банковских капиталов в течение года, — 29 и 26% активов.

У петербургских банков при этом опережающим темпом росли век- сельно-подтоварные кредиты, которые в 1913 г. по абсолютным размерам выросли в И раз по сравнению с 1899 г., а удельный их вес в основных активах повысился с 27 до 41%. Московские же банки стремительно наращивали операцию покупки ценных бумаг за свой счет, размер которой более чем в 10 раз превзошел уровень 1899 г. Если в конце 1890-х годов операции с бумагами московские банкиры проводили в основном по счетам онкольных кредитов, то перед мировой войной они интенсивно приобретали биржевые ценности и в собственный портфель. Рост инвестиций в биржевые бумаги особенно показателен на фоне сдержанного развития в Москве вексельно-подтоварных ссуд и кредитов под залог бумаг (в 3,6 раза). В результате структура активов двух основных групп российских банков стала почти идентичной. В 1913 г. операции с ценными бумагами у московских банков заняли 52% основных активов, у петербургских — 59%. Для сравнения укажем, что у провинциальных банков сделки с бумагами занимали только 27% активов.

Отмеченная тенденция выравнивания структуры активов — проявление процесса универсализации деятельности крупнейших банков, характерного для мировой банковской системы начала XX в. в целом. Два основных отряда российских банков двигались в этом направлении разными путями. Петербургские после кризиса начала века, принесшего им крупные убытки от финансирования по счетам с ценными бумагами, перебросили значительную часть ресурсов в вексельно-подтоварный кредит, развиваемый прежде всего через сеть филиалов и обеспечивший им прочную финансовую базу. В годы предвоенного подъема на новом качественном уровне они вернулись к финансированию промышленного производства через сделки с бумагами за свой счет.

Московские же коммерческие банки в канун мировой войны интенсивно развивали традиционно интересовавшие их со времени подъема конца XIX в. операции с бумагами, опередив по темпам прироста покупки бумаг даже признанных лидеров в этой области — петербургских коллег.