В докладной записке царю в апреле 1901 г. С.Ю.Витте подчеркивал, что «в Министерство финансов поступили сведения о том, что деятельность Московского Учетного банка уклоняется от точного следования постановлениям устава». Администрации банка все же удалось справиться с ситуацией, и ревизия в итоге констатировала, что «положение банка в настощее время должно быть признано удовлетворительным»®.

Купеческое общество взаимного кредита к 1897 г. под акции Московско-Ярославско-Архангельской ж. д. номинальной стоимостью 678 тыс. р. выдало по онкольным счетам 3433 тыс. р. Правда, обратив внимание на снижение дивиденда дороги за 1898 г. и соответственно биржевой цены акций, правление благоразумно избавилось от большей части залогов, которых к середине 1899 г. осталось всего на 808 тыс. р. Уже после краха Мамонтова их оценка была снижена до 390 тыс. р. Председатель правления О-ва взаимного кредита А.С.Вишняков был избран в состав учрежденной администрации по делам вместе с представителем Петербургского Международного банка. Последовавший в 1901 г. выкуп дороги казной позволил кредиторам закрыть этот счет без потерь.

Вместе с Учетным банком Купеческое общество взаимного кредита финансировало другое мамонтовское предприятие — Северное лесопромышленное о-во, от которого приняло в залог акции на сумму 460 тыс. р. при основном капитале фирмы в 1,2 млн р. В сентябре 1899 г. в момент банкротства Мамонтова, в правление Северного общества вошел А.С.Вишняков. Он стал фактическим хозяином дела после учреждения администрации, использовав свое положение для личного обогащения. Руководимое же им кредитное учреждение по счетам с Северным о-вом списало за 1899 г. в убыток 80 тыс. р. Поживившись на участии в администрации, Вишняков в 1901г. вышел из ее состава, а кредиторская претензия Купеческого общества взаимного кредита была удовлетворена позднее «из средств объявленного конкурса».

Болезненно отозвался в банковском мире Москвы и крах крупного банкира и промышленника Юга России А.К.Алчевского, покончившего с собой в мае 1901 г.