Детище Татищева представляло тип кредитного учреждения с преобладанием в руководстве не потомственных предпринимаетелей, а новоявленных банкиров, вышедших из недр Министерства финансов. Политика его в области промышленности строилась по сходной с большинством петербургских банков модели, в основе которой лежал финансовый контроль над предприятием, полностью подчиненным банковскому диктату. Тем не менее, несмотря на специфику этой модели, организационно процесс завершался образованием банковско-промышленной группы, которая у «старых» банков формировалась «со стороны промышленности», за счет усиления влияния в банке отдельных предпринимательских групп. «Банкирская» и «промышленная» модели сращивания сосуществовали в разных типах банков. Соединенный банк в этом смысле не был исключением в кредитной системе Москвы. Та же «банкирская» вариация складывания промышленной группы наблюдается и у возникшего в предвоенные годы коммерческого банка «И.В.Юнкер и К°».

Немецкие банкиры из Москвы: «И.В.Юнкер и К°»

К моменту реорганизации в акционерный банк фирма Юнкеров являлась одним из крупнейших банкирских домов России. В 1910 г. ее капитал составлял 5 млн р. и еще 2,6 млн были вложены в дело совладельцами и вкладчиками- Подобно Кнопам и Вогау, основатель фирмы Иоганн Юнкер в начале XIX в. приехал в Россию «на ловлю счастья» из Германии, основав в 1819 г. торговое предприятие, а в 1839 г. — учетную контору. Еще в середине века профилирующей в деятельности фирмы являлась торговля «модным товаром». В 1850 г. Людвиг Юнкер, брат умершего к тому времени И.Юнкера, петербургский 1-й гильдии и московский 3-й гильдии купец, сообщал, что владеет в обеих столицах торговыми заведениями и шляпными фабриками (московская была устроена в 1832 г.), а также свечным заводом. На шляпной фабрике в Москве, выпустившей в 1849 г. продукции на 15 тыс. р., работало всего 4 человека.

Их банкирское дело в виде размена и перевода денег ограничивалось тогда также скромными размерами.